RUS   FR

Семья или свобода в одиночестве. Что лучше? (текст передачи на радио Байкал от 11.10.2017)

39

Еще полвека назад, для поколения наших дедушек и бабушек, такой вопрос вообще не стоял. Банальной самоочевидность было то, что каждый человек должен иметь семью, жить в браке, а если нет, то он, как минимум, странный.

56-1Одинокие, особенно, пожилые женщины, живущие в некотором отдалении от всех, до сих пор вызывают тревожные ассоциации.

К мужчинам, не обремененным семьей, наши предки относились снисходительней, но полноценного социального статуса такие люди добиться не могли.

Д.И.Менделеев, который не только изобрел периодическую таблицу, и не только был зятем Александра Блока, не только руководил Главной Палатой мер и весов Российской Империи, он еще был футурологом, то есть ученым делающим предположение о будущем. И он, моделируя общество будущего, наше с вами общество, предполагал, что всеобщее избирательное право будет организовано так, что вес каждого голоса будет увеличиваясь в столько раз, сколько у человека законных детей. И сейчас эта мысль не кажется смешной.

Очень логично, можно еще добавить, что там, где есть семья, приблизительно понятно, что происходит за соседским стенами. Все одинаково просыпаются, будят детей, выполняют привычную работу по общему дому, нянчатся, воспитывают, вразумляют, ищут возможности прокормить или дать хорошее образование. Формат жизни семейных людей стабилен и понятен даже сейчас. Не так много у семейных людей степеней свободы, не так много возможностей.

А вот что наполняет жизнь граждан не обремененных узами семьи, это … троеточие. Здесь много можно предположить и придумать. Чем они занимаются, заканчивая работу? Колдуют? Развратничают? Замышляют заговоры? Больше простор для фантазии, а значит больше тревоги. Так что при любых происшествиях люди одинокие первые попадают под любого рода подозрение.

И вот, благодаря научно-техническому прогрессу и толерантности все изменилось.  

Вопрос создавать семью или нет все чаще возникает перед нами и нашими современниками. И что мы имеем в реальности?

56-2Очевидна тенденция, более позднего вступления в барк. Многие предпочитают сначала уделить время учебе, карьере и только потом расходовать силы и время на семью и детей. Сильно увеличился возраст, в котором женщины из развитых стран рожают первого ребенка, соответственно и мужчины, позже решают приобрести статус отца семейства.

Это разительно контрастирует с свидетельствами наших бабушек и прабабушек, которые, рассказывая о своей молодости говорит, а чего мне вспоминать, я уже в 17 лет вышла замуж за твоего деда, а потом и дети пошли, какие тут интересы или развлечения. Прокормить, одеть, обуть, воспитать как-то… все силы на это уходили.

Второй устойчивый паттерн, устойчивая тенденция еще дальше от традиционных укладов. Мужчины и женщины уже побывавшие в браке, некоторые по два раза, которые предпочитают жить без семьи, без длительных, устойчивых отношений. Здесь, во Франции, дети чередуют неделю с мамой, неделю с папой, то есть половину своего времени человек в разводе спокойно посвящает себе и многие не чувствуют никакого дискомфорта. Находят с кем встретиться на викенд, куда-то съездить, слетать в поездку и совершенно не настроены снова включаться в семейные отношения. И это как мужчины, так и женщины.

Так что все поменялось и мне кажется, что в лучшую сторону. Может быть кто-то поправит меня, но очевидно, что появилось больше свободы выбора.

И человечество сделало свой выбор эгоистически. Пожить некоторое время для себя, а потом уже создавать семью и рожать детей.

56-3Произошло изменение тысячелетнего уклада жизни. Это нужно хорошо понимать. Мы уже мощно поменяли одну из фундаментальных основ. Нам не совсем понятны плюсы и минусы, а эмпирический результат этого социального нововведения пока совершенно не состоялся и тем более не осмыслен человечеством. Хотя, по внешним признакам, ничего страшного вроде бы не происходит. Или происходит, но так, что мы не замечаем.  

Что об этом говорит психология?

Психология говорит, что свобода и осознанный выбор - лучше жесткой структуры и обусловленности но…, очень важно подчеркнуть, что для использования опции «свобода» себе не пользу, человек должен иметь зрелость, некий уровень развития личности и правильно понимать свои собственные интересы.

  1. Созависимые люди. Привыкшие распределять функции друг на друга, подменять один у другого что-то. Начинается с банальной помощи, с желания «взять на себя». У одного функция мало-помалу деградирует, у другого развивается. Начинаются конфликты недооценки-переоценки значимости. Оба неосознанно злиться. Один за то, что его инвалидизируют, другой за то, что перерабатывает. Отношения наполнены негативными аффектами.
  2. Контрзавизимые люди. Многократно обжегшиеся (возможно, в раннем детстве) и не верящие ни в какую оптимизацию процесса «на двоих». Независимые, деятельные, ни в ком не нуждающиеся, никому не верящие, одинокие, грустные и от этого злые. Ведь разделить что-то с кем-то каждому очень хочется.
  3. А какие должны быть отношения? К чему стремиться? Стремиться нужно к равноправным отношениям двух полноценных, независимых личностей. И еще очень важно, что одиночество, это совсем не катастрофа. Каждому человеку иногда нужно одиночество. Каждому нужно побыть с самим собой чтобы понять свои чувства, прислушаться к своему ощущению себя.
  4. Знаете что такое «ощущение себя»? Если бы у нас не было бы никаких органов чувств и способности к логическому мышлению, то все-равно мы себя как-то осознавали бы. Мы осознаем себя не по данным своих органов чувств и не логически выводим свое собственное существование. Это очень важно, но и страшно. В первую очередь потому, что погрузиться в себя, это как приблизиться к смерти. К миру, где ничего, только ты, и ты есть это ничего и это все… И вообще, со времени, когда мы писали в пеленки или, (кто помоложе) в памперсы, многим страшновато оставаться одним. Это работает по тому самому механизму созависимости из п.1, но довербально, и поэтому гораздо труднее прорабатывается. Еще, прислушавшись к себе, мы услышим много того, что не хочется, того, что вызывает боль, обиду, гнев.
  5. Легко представить себе человека, которые своих собственных чувств и не знает и не понимает их чаще всего, а в жизни руководствуется логикой или формальностями. Это называется АЛЕКСИТИМИЯ. «Как прошел твой ДР? Отлично! Было три Бентли и два Ферари + четыре дорогущих мерседеса». А где чувства? Еще пример: «Как ты себя чувствуешь? Наверное, плохо, я поняла это, когда подружка посоветовала мне лучше высыпаться…»
  6. Другая крайность, когда человеку на всех наплевать, любое мнение ему безразлично. Это уже форма контрзависимости и совершенно не обязательно, чтобы контрзависимый человек понимал свои чувства и испытывал хоть какую-то гармонию. Скорее, наоборот.
  7. И жизнь вдвоем это одно из самых сложных упражнений для психики. Пройти его с пользой для себя, с ощущением удовольствия может только человек психически зрелый, здоровый, готовый. Человек, у которого высшие достаточно развиты психические функции. А этому нужно учиться, но нигде не учат. Можно быть вполне нормальным в офисе, для дрзей, а дома «расслабляться…» Где-же еще, как не дома?
  8. Мало того, что психическое здоровье и развитость - характеристики ничуть не менее значимые, чем физическое здоровье и уровень образования, это тема отдельная. Но еще и банально навыки коммуникации никому не известны дальше книжки Дейла Карнеги про то, как оказывать влияние на людей. А если даже и не прирабатывать глубинные источники декомпенсаций, нужно хотя-бы много пробовать, репетировать в безопасной игровой атмосфере, приходить к пониманию, как это работает, нужно, чтобы паттерны коммуникаций интегрировались в привычку, в культуру. Если мы будем хотя бы понимать, как выглядим, тогда и в браке будет полегче.
  9. Про «чувствовать и понимать других» - это вселенная. Подобное познается подобным, чтобы видеть доброту, нужно быть добрым, чтобы уловить фальши, угрозу, лицемерие, нужно их иметь в себе, поверить в любовь может только тот у кого эта любовь есть. И все это в одном человеке, все под рукой… Для полноценной жизни нужен широкий репертуар душевных состояний, а многим их них ой как не просто дать место, и так, чтобы они не заполонили, не захватили, а остались в своем праве, в своем формате и под рукой и не застилали видимость….
  10. А семейное счастье, это когда целое становится больше, чем сумма частей, когда есть и любовь и свобода и продуктивный союз двух здоровых, самодостаточных людей, которые могли бы и друг без друга, но вдвоем им лучше, комфортнее и продуктивнее.

56-4Возвращаясь к изначальной постановке вопроса, что происходит сейчас, когда институт брака казалось бы трещит по швам (меньше половины человечества соответствующего возраста живет вне брака, для сравнения в 30-х, 40-х годах ХХ века 86% людей состояли в браке) можно сказать, что мы впервые за много тысячелетий обрели свободу социальных отношений. Их жесткая обусловленность ослабла или совсем рассеялась и ситуация обретает свои реальные очертания.

Жить одному проще, чем жить с чем-то. Совместное, длительное проживание с кем-то требует более развитости личности (справедливость второго уровня, способность слышать, критически к себе относиться, благополучная реальная самооценка), больших финансовых усилий, больше удачи.

Если всего этого нет, в наш гуманный и комфортный век можно прекрасно устроиться и без брака, нет никакого смысла брак имитировать или жить в браке паталогическом, разрушающем. Лучше уже одному. Мы помним, что больше половины убийств имеют отношение к любви, к любовным взаимоотношениям, а самое распространенное орудие убийства - кухонный нож. И если уже субстрата нет, не стоит себя перенапрягать - будет только хуже. Стоит довольствоваться вполне комфортным существованием одинокого человека, человека в экстратерриториальном браке, или свободном браке…

56-5Но люди, счастливо обладающие возможностью составить полноценную семью, люди , в основном, преодолевшие и тенденцию к созависимости, и к контрзависимости, могут гордиться и понимать, что они - вершина пирамиды социального и психологического устройства, у них больше шансов и на мирное непроходящее счастье и на великолепную продуктивность и на спокойный, умиротворенный конец жизни, прожитой не зря, хотя бы по той причине, что между двумя уже может быть эффект резонанса, гештальта, целого, которое больше, чем сумма частей. Это редкое счастье, большая удача, и всегда результат серьезных обоюдных усилий. Почти все к этому стремятся, люди, это испытавшие, никогда не обесценивают великолепное чувство, которое счастливо встретилось им в жизни и никогда не променяют его на гораздо более умеренные радости одиночества.

Так что не побоюсь упреков в дискриминации людей, предпочитающих жить без семьи, решусь утверждать, что это вполне приемлемый, но суррогат жизни, досадный компромис, вынужденное ограничение. И ничего тут не поделаешь.